суббота, 20 января 2018 г.

Пошла, залетная!

Дина Рубина в ответ на упрек частого употребления ненормативной лексики в ее произведениях заметила, что "этот слой языка в культуре, в литературе присутствовал всегда... Им не брезговали великие писатели, художники, актеры...

К тому же, случаются в жизни ситуации, когда доскональное знание этого пласта русского языка просто необходимо.

Картинка по теме:
В начале войны моя семнадцатилетняя мама была эвакуирована в казахстанское село Степное, станция Джани-бек. Это был большой совхоз, и довольно скоро маму пристроили учетчицей на один из участков. Работала она вдвоем с подружкой Тоней, такой же эвакуированной.

Однажды утром бригадир Степан Ильич, добрейший дядька, сказал им:
— Дывчата, есть сёдни вам дело. Надо ихаты на седьмой участок, отвезти продукты в аэроклуб. и назад привезти оборудование. Там хлопци в аэроклубе все знають, воны с грузя ть и погрузять. Вам только лошадку погонять...
 
Тут городские девушки осторожно у Степана Ильича поинтересовались — собственно, как ее, эту лошадку, «погонять»? Обе-mo они с лошадьми дела никогда не имели.

Степан Ильич в ответ на это умилился и пообещал, что лошадку даст самую смирную, «что твоя голубка».Привели кобылу — действительно, смирную на вид. Ящики с продуктами погрузили на телегу. И Степан Ильич, покашливая и помыкивая, сказал:
— Кобылка-то она, слов нет, мирная... только тут одна
хитрость имеется... у нее, дывчата, матерный ход...
— Какой это — матерный ? — удивилась мама.
— Та бежить она только под ети самые слова. Так привыкла. — Он взял в руки кнут. — Взбирайтеся, дывчата. Щас покажу. — И взмахнув кнутом, выдал заливистую фразу такой непечатной силы, что «дывчата» в ужасе прикрыли глаза и зажали ладонями уши. А лошадка рванула так, что телега прыгнула, как живая, и резво покатила по дороге.

Вывезя девушек за околицу, Степан Ильич слез с телеги, передав моей маме поводья и, полагая, что девчата вызубрили урок назубок, удалился в сторону поля...
Мама взмахнула кнутом, крикнула — как в кино не раз видала: — Н-но!!! Н-но, голубка!!!
Кобыла и ухом не повела.
— Н-но, милая!— кричала мама, — пошла, поииа-а-а!

Никуда она не пошла. Так и стояла, как вкопанная.
Тогда Тоня попыталась сдвинуть кобылу с места. Она
помнила, как возчик на даче погонял свою лошадку:
— Па-а-ашла-а-а!!! — вопили обе девушки хором. — Н-но, за-лет-ная!!!

Но залетной было, судя по всему, абсолютно наплевать на обеих городских цац. Так прошло минут двадцать. Стало припекать летнее солнце...
— Знаешь что, — предложила мама. — Давай я возьму ее под уздцы, и просто буду тянуть вперед. А ты погоняй... Потом поменяемся местами.
Проклятая кобьла нехотя тронулась с места и валким шагом поплелась за мамой по дороге...

...Полтавский аэроклуб, эвакуированный в тот же совхоз, находился действительно в пяти километрах от села. Ребята доучивались летному делу перед отправкой на фронт. В то утро четверо будущих летчиков сидели на бревне неподалеку от ангара, с наслаждением по очереди затягиваясь папироской...
 
— Эй, гляди, ребята! — сказал вдруг самый зоркий из них. — Эт чего там такое ?
Но долго еще они никак не могли различить в облаке пыли странную группу, плетущуюся по дороге к летному полю...
 
Когда, наконец, измученные девушки доволокли сволочную кобылу до места, и объяснили ребятам суть проблемы, те несколько минут не могли разогнуться от гогота. Ржали до слез.
 
— Эт беда, так беда-а-а, — все повторял один из них, вытирая слезы. — Эт беда го-орькая...
 
Затем за пять минут ящики были с телеги сгружены, оборудование, наоборот, погружено, и сердобольные курсанты вызвались проводить до села таких хорошеньких страдалиц.Один из них натянул вожжи, крикнул: 
— Ну, девчата, закрывайте ухи! — огрел бесстыжую кобылу кнутом и... пригнулись травы от богатырского припева, какому позавидовали бы портовые грузчики.

Освобожденная, счастливая кобыла рванула во всю мощь и полетела над дорогой, как Конек-горбунок...
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий