среда, 7 декабря 2016 г.

Превзошло самые смелые ожидания

...Как-то мне попалась книга «Что нужно знать будущему писателю». Она заворожила меня. Не советом заносить в общую тетрадь оригинальные мысли — чужие и свои, если придут в голову. До этого я уже додумался. И не указанием — прежде чем что-нибудь писать, обдумать план. Нет, книжка взволновала меня рассуждением о различных стилях речи. Оказывается, есть слова, которые значат почти одно и то же, но различаются окраской и придают речи особые оттенки...

Словом, еще не зная, страдаю ли я глухотой к слову, я вознамерился принять против нее меры заранее, а для того совершенствоваться в употреблении слов и оборотов, придающих речи возвышенный, торжественный или, наоборот, сниженный и грубый оттенок. А также добиваться экспрессивности слога. Я еще не очень хорошо понимал, что это означает, но догадывался, что за ним скрывается один из ключей к успеху на поприще литературы. Кроме того, я решил упражняться в применении идиом, крылатых слов и выражений и прочих фразеологических оборотов.

Утром, когда мама спросила меня, понравилась ли мне кинокартина, которую мы накануне смотрели всем классом, я ответил:
—  Превзошла самые смелые ожидания!


Мама, несколько удивившись, спросила, чем именно.
—  Всколыхнула лучшие чувства! — ответствовал я. 
—  Странно ты сегодня разговариваешь! — обиделась мама. — Говори по-человечески!
— Не премину! — пообещал я. 
Больше мама со мной вообще не беседовала. Сердилась.

В школе мои попытки говорить экспрессивным слогом привели к более серьезным последствиям. На уроке мы поспорили с соседом по парте.
—  Что у вас там происходит? — спросила Анна Васильевна.
—  Ничего, что заслуживало бы упоминания, — ответил я. — Буря в стакане воды!

Брови Анны Васильевны изумленно поползли вверх.
—  Ты плохо себя чувствуешь? — заботливо спросила она.
—  Отнюдь! Не имею никаких оснований для жалоб! — прозвучал мой ответ. Меня отправили домой.

Я вышел из школы, размышляя о превратностях судьбы того, кто собирается стать писателем. Едва начнешь упражняться в применении разнообразно окрашенных слов и оборотов, как тебя сочтут больным.
...Я пересек улицу Горького напротив Музея Революции, немного не дойдя до перекрестка.

«Интересно, кому это свистят?» — с любопытством подумал я. Оказалось, мне. Милиционер своей волшебной палочкой проделал пасс, который означал, что я должен вернуться на тот тротуар, с которого сошел, и подойти к нему. Я как загипнотизированный поплелся туда, куда указывала палочка.

Когда я приблизился к милиционеру, он, слегка наклонившись ко мне, приложил руку к шлему и спросил скорее благожелательно, чем грозно: 
—  Нарушаем?
И я с ужасом услышал свой ответ:
—  Имело место! — Канцелярская стилистическая волна захватила меня и не отпускала.
—  Что? — переспросил милиционер.
—  Нелегкая попутала! — сказал я, стремясь сделать свою речь не столько официальной, сколько выразительной.
   Ты как со старшими разговариваешь?! — возмутился милиционер, на что я неожиданно для самого себя ответил:
—  Далек я был от мысли вас обидеть! — с изумлением чувствуя, что говорю ритмической прозой.
—   Так! И нарушаем, и еще издеваемся! — воскликнул милиционер.
—   Помилуйте! — в свою очередь вскричал я. — Чем повод дал я вам для этих подозрений?!
—...Всегда так говоришь? — с изумлением спросил он.
Я отрицательно помотал головой.
—   Ну, скажи что-нибудь попросту!
—  Желанье ваше мне закон!
—  Господи! — охнул милиционер. — Ну, чеши домой!

И от этих слов во мне что-то словно щелкнуло. «Чешу домой!» — подумал я с облегчением. Когда мне открыла дверь мама с обычным вопросом, что в школе и почему я так рано, я выпалил:
—  Меня милиционер задержал! Во-о! Дал духу! Потом отпустил! Я — драла! Задал лататы!
—  Что ты говоришь? Как ты говоришь?! — простонала мама.
—  Неужели непонятно: дал стрекача! Я рано потому, что учитель отпустил. Я говорю: есть такое дело — и, не будь дурак, домой во весь дух. 
Мама слабым голосом спросила:
—  Что с тобой?

Потом она тоже смотрела мне горло, мерила температуру, собиралась идти в школу, чтобы поговорить с Анной Васильевной. А я как мог ее успокаивал:
—  Куда, за семь верст киселя хлебать! Все это ерунда на постном масле.

...Когда со службы вернулся папа, мама, не давая ему раздеться, задержала в коридоре и что-то долго и взволнованно сообщала ему.
—  О тебе говорят! — преданно доложил мне младший брат Юра.
—  Да, — промолвил я многозначительно, — зашел я далеко! Что ни скажу, нет веры мне. Все звук пустой!

Юрка восхитился. А меня даже не позвали ужинать, а отправили в постель, предварительно дав валерьянки. Не знаю, чем кончилась бы эта история, если бы я, проснувшись утром, не сказал громко:
—  Есть как хочется!
И услышал радостный Юрин возглас:

—  Сережа выздоровел!

(по С. Львову)

Подпишитесь на обновления блога, и Вы будете всегда в курсе всех новейших публикаций и никогда не пропустите самого важного и интересного. Кстати, всем своим подписчикам я высылаю периодически эксклюзивную информацию, которую я НЕ выставляю на блоге. Подписывайтесь прямо сейчас! 


Новинки блога

Ваше имя:
Ваш email:
email рассылки

Как только нажмете на кнопку ПОЛУЧИТЬ, сразу посмотрите свою электронную почту, там вам пришло письмо с просьбой подтвердить подписку от службы SendPulse. Подтвердите подписку. И как только вы это сделаете, вам на почту немедленно придут ПЕРВЫЕ ПОДАРКИ от меня.

Комментариев нет:

Отправить комментарий